О БРАТЬЯХ НАШИХ МЕНЬШИХ

Василий: Н-да… Нет, конечно… В жизни каждого одинокого мужчины когда-нибудь наступает такой момент, когда в его дом и налаженный, можно сказать, быт вторгается посторонняя женщина и… вносит свои коррективы… во всё. Многие к этому даже стремятся. Это нормально. Наверное. Но чтобы ей при этом было 86 лет… И мне придётся играть для неё на контрабасе… И «Геркулес» по утрам… (плачет)

15.
Голос бабушки: Давай я спою тебе колыбельную. Конечно, ты давно уже взрослый, но иначе я бы тебе и не предлагала. Бери телефон и ложись. Это старая-старая песня. Мне её пела моя бабушка. У меня до сих пор хорошая память, я помню все слова, хотя и не знаю, что они означают. Но дело ведь не в словах, верно? Там поётся о том, что всё будет хорошо. Или, по крайней мере, именно так, как должно быть. Лёг? Ну, слушай… (откашливается, пауза) Не буду я её тебе петь. Иначе, кто же повесит трубку, когда ты уснёшь?..

16.
Игорь: Мойша не вернулся. Не позвонил и не написал. Ни разу. Связи с городом не было. Через два месяца мы подали в розыск. Помню, милиционер, принимавший от нас заявление, очень смеялся, когда Вася спросил – поместят ли портрет нашего брата на стенды «Их разыскивает милиция» в нашем городе: «Какие стенды, ребята? Там работает авиация!»… А потом пришла она…

17.
Подземный переход. Развешаны те же рисунки. Василий играет на контрабасе мелодию из фильма «Эммануэль». Мимо проходит девушка, останавливается в стороне, внимательно смотрит на Василия.

Василий: Мадам, я, между прочим, надрываюсь исключительно ради вас.
Девушка: Ради меня?
Василий: А что, здесь есть ещё кто-нибудь?
Девушка (оглядываясь): Нет…
Василий: Ну и?
Девушка: Что?
Василий: Я что, по вашему, за так тут инструмент калечу? Это, между нами говоря, антиквариат.

Девушка, догадавшись, поспешно достаёт кошелёк, вытряхивает его содержимое в шляпу Василия.

Василий: Больная, что ли? Куда столько? Отгреби! Ты чего думаешь, что я тебе полночи пилить тут буду? Наиграю на двадцатку и – кранты.
Девушка: А вы не знаете, кроме вас в это время ещё кто-нибудь на контрабасе в метро играет?
Василий: Не знаю. Сейчас 90% населения, по моим наблюдениям, страдают неврастенией и слабоумием. Поэтому я ничего не исключаю. А что? Поклоняешься подгрунтовым контрабасистам?
Девушка: Мне нужен один человек – Василий Гарабидович. Он по вечерам играет в метро на контрабасе.
Василий: Внимаю вам, сударыня. Чего надо?
Девушка: Нет, без шуток, мне нужен Гарабидович.
Василий: Да я это, я! Не видишь, что ли? Можешь в профиль поглядеть.
Девушка: Паспорт покажите.
Василий: Щас-с… Гарабидович – моя девичья фамилия, документально не отражённая.
Девушка: Я думала, вы близнецы… Он сказал – родились в один день.
Василий (перестаёт играть): Мойша? Где он?
Девушка: А вы не знаете?
Василий: Нет. Что с ним?
Девушка: Не знаю. Я и искала-то вас, чтобы спросить… (садится на корточки у стены) Несколько месяцев назад – ещё зима была – я искала в вашем городе своего мужа. Его призвали после института, а ребёнок у нас умер при рождении, потому что муж и раньше пил. И отсрочки нам поэтому не дали. Но это всё не важно.
Василий: Да, не важно.
Девушка: Он долго не писал. И я звонила, звонила… Никто ничего не мог мне сказать. То есть, абсолютно – никто ничего. Никак. Тогда я сама поехала. Я и ещё несколько женщин, которые приехали за детьми. Мы шли… Сопровождающего нам дали, потому что мины, и мы шли… Я не помню, как эта улица называлась… Как же она называлась?..
Василий: Что там было? Фонтаны, сквер какой-нибудь? Магазины?
Девушка: Нет, там уже почти ничего не было. Но это не важно!
Василий: Да, не важно.
Девушка: Мы шли по этой улице, когда начали бомбить. Все побежали в разные стороны и я побежала. Я сначала всё бежала, а потом ползла… вдоль стены… очень долго. Пока не поняла, что я уже внутри какого-то бывшего здания и просто ползаю в нём по кругу… Потому что оно раньше круглое было… Т.е. цилиндрическое…
Василий: А Мойша?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .