О БРАТЬЯХ НАШИХ МЕНЬШИХ

Игорь: Я не видел их до этого лет 15. Всё как-то недосуг было смотаться в родной городок. Собирался, собирался… Нет, звонил, конечно. Но не писал. Хотя новогодние открытки от Мойши приходили регулярно. Родители ездили иногда, привозили их фотографии. Выросли без меня… И вот когда они вдруг приехали… Понимаешь, я осознавал, что это – мои братья, но было удивительно, что родители любят их не меньше, чем меня. Глупо, но – досадно было. У меня были свои друзья, свои знакомые, сослуживцы, т.е. какой-то свой круг, в который они никогда не входили. Даже соседи по подъезду были как-то привычней и роднее. Единственное, что нас как-то сближало, это город, который я хорошо помнил и любил. Улицы, местечковый жаргон, вечные соседские бабушки у подъезда и пресловутый планетарий, в который они так и не сподобились сходить – вот всё то общее, что у нас с ними было. Земляки… В общем, когда они свалились на мою голову – два взрослых, чужих, совершенно неприспособленных к нормальной жизни человека – я ограничился тем, что снял им квартиру. Родители отдавали им свои пенсии. Я знал, что Мойша носился с нашей семейной реликвией по разным музыкальным учреждениям – безуспешно – всё шло более-менее неплохо, пока не доходило дело до паспортных данных. Графа «национальность»… Вернее, сама по себе национальность никого не смущала, но несоответствие написанного и зримого… Да ещё прописка… Всё это, безусловно, настораживало. Васька – это вообще… Не буду употреблять при тебе бранные слова… А чем они зарабатывали на прокорм я узнал, когда родители решились сообщить им о своём отъезде в Израиль. Такие получились… семейные посиделки…

8.
Подземный переход. На стене развешаны рисунки Василия – примитивные копии картин всё тех же итальянских «возрожденцев» и вариации на тему «Чёрного квадрата» Малевича – квадраты красные, синие, жёлтые… Мама кормит Василия принесёнными бутербродами. Папа, в плаще и шляпе, рассматривает рисунки. Мойша терзает контрабас. Игорь тоскует рядом, сидя у стены на корточках. Все подавлены.

Папа (созерцая живопись): Однако, как разнопланово… Какой разброс тем…
Игорь: Господи, неужели кто-то ещё и подаёт?..
Мойша: Ночью – глухо, а днём, бывает, много накидают. В основном торговцы из ближайших палаток.
Василий: Иногда всё готовы отдать, лишь бы он заткнулся.
Игорь: Я бы бесплатно морду бил…
Василий: Не без этого.
Мойша: Всё бывает.
Мама: Вы уж по одному не работайте.
Папа (вглядываясь в угол одной из «картин»): Бо… Ботичелли?
Василий: Торговцы – ладно. Отмучились и – по домам. А я вот так с ним – круглосуточно. Всю жизнь, включая период внутриутробного развития.
Мойша: Мечется со стонами – трудно жить с массонами.
Игорь: Может, родителям перед тобой извиниться?
Василий: Да пошёл ты!
Мама: Василий!
Папа: Мальчики, мальчики!..

Звонит мобильный телефон Игоря.

Игорь: Да!
Голос бабушки: Простите, Мойша не у вас?

Игорь молча протягивает телефон Мойше.

Мойша: Меня? (в трубку) Мойша Гарабидович.
Голос бабушки: Мойша, ты знаешь, который час? Я звонила два раза – тебя до сих пор нет дома. Где ты ходишь по темноте?
Мойша: Бабушка…
Василий: Везде найдёт!
Мойша: Бабушка, не волнуйся, я же не один, я с Васей…
Голос бабушки: Это меня и беспокоит…
Мойша: И все тут – и папа с мамой, и Игорь.
Голос бабушки: Какой-то праздник?
Мойша: Нет, мы просто так… в метро…
Голос бабушки: Ну, я не знаю, где и как там у вас это принято. Скажи главное – тебя проводят?
Мойша: Да. Бабушка, папа хочет с тобой поговорить.
Папа (выхватывает трубку): Мама! Мамочка, не вешай трубку, пожалуйста!.. (пауза) Мама… Я очень соскучился…
Голос бабушки: А кто говорил тебе – женись на Софочке из третьего дома? Я не говорила тебе? Сейчас, конечно, поздно. Теперь я сама не хочу – у неё подагра и вставные челюсти. Но тогда!.. Шлимазл, шлимазл… Скажи Мойше, что я перезвоню ему через час. Не дай Бог, его не будет дома… (гудки)
Папа: И что тогда?.. О чём ты, мама…

Смотрите купить сетку сварную здесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .