О БРАТЬЯХ НАШИХ МЕНЬШИХ

Папа суёт телефон Игорю, отворачивается, делая вид, что рассматривает рисунки. Возникает неловкая пауза.

Мама: Игорёк будет иногда к вам сюда приходить.
Игорь: Да?
Мойша: Хорошо.
Василий: Нет уж, спасибо. Мы не так уж много зарабатываем, чтобы делить на троих.
Игорь: Придурок.
Мама: Додик, ну вот как их оставить?!
Василий: А может не надо нас оставлять?
Мойша: Пап, ну что, эти операции только там делают? У нас же, наверное, ещё и дешевле?
Мама: Там это будет совсем бесплатно.

Папа мнёт в руках шляпу.

Папа: Дело в том, что недавно на улице… Со мной это было впервые в жизни, хотя я слышал, что такое бывает… Так вот, совершенно незнакомые люди… трезвые, что удивительно… один даже в очках, умный, наверное, человек… Вот… Они назвали меня жителем иорданской долины. Сокращённо. Аббревиатурой.

Пауза. Случайный прохожий бросает в папину шляпу мелочь.

9.
Игорь: Это было перед самым Новым годом. Мы провожали родителей вместе. Отец ещё, помню, всё наставлял Мойшу – что сказать бабушке на тот случай, если свершится чудо и она спросит о них. Обычно она не спрашивала. Уже не помню, на каком именно варианте он остановился – то ли сказать ей правду, что невозможно ни при каких обстоятельствах, то ли сообщить со слёзной дрожью в голосе о преждевременной утере обоих родителей, что, по мнению папы, она ещё смогла бы перенести более-менее спокойно. Я довёз братьев до первой же станции метро и поехал в офис. Ближе к концу рабочего дня мне сообщили, что самолёт, в который мы усадили папу и маму, исчез с экранов радаров. И так и не появился. Растворился в воздушном пространстве. Его так и не нашли. Даже обломков. Может, это и к лучшему, что не нашли. Мне не пришлось их хоронить, поэтому можно представить, что они уехали и просто не звонят и не пишут. Свинство, конечно, с их стороны полнейшее… В наследство мне досталась старая пластинка и братья. В тот день я впервые поехал к ним домой… Педантичный Мойша прилепил у дверей скотчем бумажку: «Гарабидович-Гнатюк»… Как в лучших домах…

10.
Квартира братьев. Всё перевёрнуто вверх дном, поломано и разбросано. На стенах намалёваны свастики. Медленно открывается дверь, на которой начерчена «звезда Давида». Входит Игорь. Он некоторое время стоит на пороге, потом проходит в комнату, ошеломлённо оглядываясь. Следом вваливается Мойша, нагруженный контрабасом и ёлкой. Гора хлама на полу начинает шевелиться, из-под обломков мебели появляется избитый Василий.

Василий (Мойше, укоризненно): Всё из-за тебя, жидовская морда…

Пауза.

Игорь: Я не смог им тогда ничего сказать.

11.
Голос бабушки: Мойша, ты что-нибудь кушаешь? Я хотела отправить посылку, но почта не работает второй месяц… По выходным ходи обедать к старшему брату. Я думаю, он будет рад.

12.
Новый год в квартире братьев: свастики на стенах усилиями Василия преобразованы в снежинки, ёлка, громкая музыка. Разномастные гости, в основном бомжового вида, танцуют. Василий басит на контрабасе. Мойша носится с грязной посудой. Вваливается Игорь. Он пьян.

Игорь: С Новым годом, братва! Растите, не болейте, слушайтесь старших, ходите в планетарий! (обнимает контрабас) Любите музыку, в ней самые витамины.
Василий: О! Брательник! Ладно, сегодня я рад всем и даже тебе.
Мойша (пытается усадить Игоря): Дошёл же ещё как-то… Подарки принёс?
Василий: Он сам, как подарок. Положи его под ёлку!
Игорь (достаёт из-за пазухи и ставит на стол две бутылки): Напрасно вы так, напрасно! Я ещё вполне бодр… духовно и материально… Эх, дети… (обнимает Мойшу) Ты так похож на маму… Ой, мама, мама моя… (оглядывает гостей) Господи, что за бред? Откуда всё это?
Мойша: Это? Это всё с работы.
Игорь: Из перехода?
Мойша: Вася позвал.
Василий: Компания наша не нравится? Извини! Уж какую нашли. Дорогие мои москвичи… Гони подарки!
Гости: Подарки! Мандарины в вате! Штрафную ему!
Василий: Штрафную? Верно, штрафную! Вставай на стул, читай стишок!

Дешевле пластинки найти сейчас сложно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .