Ольга Сергеева «ФЕРМАТА»

Мария Петровна: Ах, вот как?! Замечательно. Как же права  матушка, что вы занимаетесь глупостями?
Глинка: Ваша матушка не может об этом судить?
Мария Петровна: Ах, моя матушка не может судить? Конечно, вы натура творческая, где же нам за вами поспеть! Вам не до нас! Вы слышите меня, Мишель? Отвечайте!
Глинка: Не хочу поддерживать разговор в подобном тоне. Поговорим об этом в следующий раз. Чай пить будем?
Мария Петровна: Будем, если твоя немка соизволит нам его подать. Матильда! Матильда, подавай чай!
Глинка: Сколько раз я говорил, что ее зовут Мари, как тебя?
Мария Петровна: Вот еще, как меня!  Матильда, что ты вечно возишься!

Входит Мари с подносом. Начинает накрывать к чаю.

Глинка: Вот так она все время шумела, помнишь, Мари?
Мари: Natuerlich?
Мария Петровна: Вот и давеча вы не изволили со мной разговаривать, видите ли вас  разволновал Бетховен! Да, кто он такой, чтобы вы от него приходили в такой восторг в то время как молодой жене своей вы не уделяете должного внимания?
Мари украдкой улыбается.

Мария Петровна: А ты что скалишься? Не сметь насмехаться надо мною! Ты ? немецкая девка!
Глинка(обращается к Мари): Помнишь, как ты тогда ответила, Мари?
Мария: Помню.
Глинка: Повтори.
Мария: Зачем?
Глинка: Ты сожалеешь о сказанном?
Мария: Нет. И сейчас я сказала бы эти слова.
Глинка: Так скажи!
Мари (Марии Петровне): Я не ваша крепостная, и  не позволительно русской дворянке оскорблять немецкую девушку! У нас в Германии к слугам относятся с достоинством.
Глинка: Мария?
Мария Петровна: Ах, какие мы нежные! Не нравится, так я и не держу! Моя матушка абсолютно права, что проку с тебя никакого.
Мари: Я к Михаилу Ивановичу в услужении нанята, а не к вам.
Мария Петровна: А Михаил Иванович не нуждается более в твоих услугах. О нем теперь есть, кому позаботится. Устроила тут, понимаешь свои порядки немецкие. Еда и та, вся немецкая, буттершнитты, буттершнитты, ужас, в рот не взять.
Глинка: Маша!
Мария Петровна: Что, Маша? Она того и гляди отравы какой подсыплет, дылда немецкая. Ишь глазищами как стреляет! Не нравится, так езжай в свой Фатерланд, никто не заплачет! Скатертью дорога!
Глинка: Мария Петровна! Ах, Мария Петровна?
Мари: Михаил Иванович, мне и в самом деле давно пора. Задержалась я здесь? Как у вас говорят:?Пора и честь знать?.
Мария Петровна: Она про честь заговорила! Кокотка!
Глинка:  Боже мой, Боже мой! Невыносимо!
Мария Петровна: Ах, вам невыносимо? Вам невыносимо!  Это мне невыносимо! Потому что вы не мужчина, вы тряпка! Вам не нужна  жена, вам нужна нянька! Вот она вам нужна! Потому что вы  ни во что не способны вникать! Для вас все обуза!  Для вас сама жизнь обуза!
Глинка: Да что же это, в самом деле?! Право не стоит так выходить из себя из-за  мелочей.
Мария Петровна: Мелочей? Вы ? чудовище!!! (Рыдая, бежит вверх по лестнице)
Глинка: Видишь, Мари, я ? чудовище. И ты  так считаешь?
Мари: (тихо, но твердо)Нет. Я  считаю, что вы  ? великий музыкант.
Глинка: Ах, Мари? (Берет ее руки в свои и гладит) Искусство, это данная мне небом отрада, гибнет здесь от убийственного ко всему прекрасному равнодушия.
Мари: Зато теперь  у вас есть семья? Прощайте, господин Глинка.
Глинка: Ты помнишь, как я упрашивал тебя остаться? Помнишь? Останься, Мари! Мне так необходимо твое понимание, сочувствие? Я решительно пропаду без тебя? Не оставляй меня! Ведь ты  мой друг. Ты же любишь меня? Что ты сказала мне?
Мари: Я всегда буду помнить вас и навсегда останусь вашим другом.
Глинка: Господи, ну отчего же любовь у нас всегда соединена с грустью?! Останься, Мари? Но ты сказала?
Мари: ?прощайте. Храни вас Господь, Глинка! (Уходит вверх по лестнице).
?      
Оглушительно звучат заключительные аккорды оперы ?Жизнь за царя?. Гром аплодисментов. Крики: ?Браво!!! Браво!!! Браво Глинка!!!? Закрыв глаза руками, Глинка неподвижно сидит в кресле. В гостиную осторожно входит Мария с подносом, на котором - свежая почта.

Глинка: Что ты хотела?
Мари: Мне послышалось, что вы меня зовете?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .