Первушин «Наталия Мошина»

Наталия Мошина

(ПРОСТО) ПЕРВУШИН
/пьеса/

На сцену с противоположных сторон выходят Арлекин с надувной дубинкой в руках и Пьеро. Подходят друг к другу, у них происходит какой-то диалог, но слов не слышно – только открываются беззвучно рты. Но что-то там между ними происходит. История какая-то. Пьеро грустен, Арлекин хохочет, размахивает дубинкой. Пьеро что-то говорит, слабо жестикулируя. Хохоча, Арлекин бьет Пьеро дубинкой по голове. Кровь. Пьеро валится, как подкошенный.
Затемнение.

1.
Предпраздничная пьянка в офисе средней руки. Человек пятнадцать разнополого народа дошли до кондиции и танцуют.
У большого, уже разгромленного, стола сидит Первушин. Рядом с ним девушка.

Первушин (наклоняясь к девушке – так, как может наклоняться к понравившейся девушке довольно крепко выпивший мужчина, – словно бы норовя клюнуть ее носом в область декольте): И вот вы понимаете, Лидочка… Вы понимаете…

Девушка (тоже выпила, а потому настроена благожелательно): Линочка.

Первушин: Что, простите?

Девушка: Меня Лина зовут.

Первушин: Лина? А мне «Лида» послышалось... Простите.

Девушка: Ничего.

Первушин: Лина… А это от какого же, простите, имени? Сокращение, или как?

Девушка: Это от имени Ангелина.

Первушин: Как?!

Девушка (смеется): Ангелина.

Первушин: Поразительно! Поразительно! Какое имя… Это что же: ангел Лина, да? То есть ангел по имени Лина – понимаете, да? (Девушка смеется) Поразительно, поразительно.

Подходит Семенов, уводит Лину танцевать, небрежно кивнув Первушину. Лина смеется, смеется. Семенов шепчет, шуршит там что-то, сыплет какой-то мелкий песочек в ушки ангела. Первушин следит за ними взглядом, машинально тянет что-то из бокала. Лина смеется, смеется.
Рядом с Первушиным плюхается Никорчук – вся блестящая, в золотой чешуе, шуршащая. Серьги, браслеты, кольца, талия – все толстое, золотое; на голове накручено, на шее накручено… Пахнет Никорчук сладко-сладко, приторно, вяжуще, как будто засунул палец в сироп, а потом потянул – а сироп за пальцем, липко, зубы сводит, не вырваться.

Никорчук: А чего это мы, сэр Первушин, скучаем? Что это мы на молоденьких? Как она с Семеновым-то…

Первушин (следит глазами за Линой): Ангел…

Никорчук: О! Витюша, а ну, плесни нам! (Извиваясь, приблизился Витюша, осклабился, налил, плюхнулся рядом с Никорчук, склонил голову на ее чешуйчато-золотое плечо) Давайте выпьем, мальчики! (Сует стакан Первушину, тот, не глядя, залпом выпивает) О-о, как зацепило-то нас. Видишь, Витюша, как опасно принимать на работу молодусек-то таких? Старые члены коллектива прямо-таки голову теряют на глазах изумленной публики.

Витюша: Члены? Старые? Ха-ха! (Хохочет во всю морду. Никорчук тоже начинает хохотать, всплескивает руками, шуршит чешуей, звенит толстым-золотым в ушах, на пальцах, на запястьях)

Первушин смотрит на них, потом наливает себе, выпивает залпом и идет отбивать Лину у Семенова.

Первушин: А позвольте.

Семенов: Не-не, вас тут не стояло. (И этот хохочет во всю морду – сговорились они, что ли? Лина улыбается неловко, смотрит на Первушина с теплотой) Мы только начали!

Первушин: Но все-таки.

Семенов: Блин, Первушин, да отстань!

Лина (отстраняется от Семенова, подходит к Первушину, кладет руки ему на плечи): Спасибо, что пригласили.

Первушин тут же забывает про Семенова, улыбается счастливо, во всю морду.

Семенов: Оп-па. Ну, ты глянь.

На него вдруг налетает Гаврикова, обхватывает крепко, прижимается, как… как пьяная баба, визжит, хихикает, громко подпевает музыке. Семенов танцует с ней.

Первушин: Вы, конечно, думаете, что я напился, что это обычный пьяный бред…

Лина (благородно врет): Нет, не думаю, что вы.

Первушин: …но это не так. Я честно. Искренне. В конце концов, что у трезвого на уме, то у такого вот, как я, на языке. Поэтому вы верьте, верьте, Линочка. Ангел Лина. Откуда вы, ангел?

Лина: Я не знаю… В каком смысле?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .