Первушин «Наталия Мошина»

Марина: Мамочка Масику вкусненького принесла… Блин, а ты колбасу достал уже, что ли?

Масик: Вон она.

Марина: Фу, блин, испугалась, что в магазине забыли. Приколись: стоим, выбираем там то да сё, тут этот товарищ: «Я, грит, Первушин». Такой занятный!

Масик: Что это?

Марина: Это опята. Грибочки. Мы их щас с майонезом. Ну, вот. А Иринка его что-то подкалывать начала, заигрывать с ним, представь? И так вот как-то…

Масик: Ну, вот пусть Иринка им и занимается. А мы с Маринкой…

Марина: Масик!

Масик: Муррр! Ну, муррр!

Марина: Масик, блин, там гости!

Масик: Нууу…

Марина: Масик!!

Масик: Ну, всё, всё. Это что?

Марина: Языки это в желе. Давай сюда.

Ирина (танцует с Первушиным, под какую-то медленную музыку из телевизора): А вы не смущаетесь больше? Нет?

Первушин: Необычно очень.

Ирина: Что?

Первушин: Познакомились полчаса назад…

Ирина: У вас так не бывало?

Первушин: Н-ну… Я вчера влюбился в девушку… полюбил, точнее. Увидел ее утром, полюбил, и вечером признался в любви. Вчера. Так что бывало, наверное.

Ирина: О-о, какой вы прыткий! А она что?

Первушин: Уехала с Семеновым.

Ирина: Ну и дура. (Целует Первушина)

Первушин: Я… Э-э…

Ирина: А ничего не надо. Не говорите вообще ничего.

Первушин: Простите, я…

Ирина: Не надо. Не надо.

Первушин: Ладно. Простите.

Ирина: Знаете, что мне Маринка шепнула, когда мы из магазина выходили? «Какие глаза у него потрясные!», вот. У вас, то есть. И я вот смотрю – правда, потрясные. Вы красивый.

Первушин: Спасибо.

Ирина: Вам это говорили?

Первушин: Да. Наверное. Не помню.

Ирина: Я обожаю красивых мужчин, которые не зациклены на том, что они красивые. Обожаю. Я вас обожаю.

Первушин: Уже?

Ирина: Думаете, шлюшка?

Первушин: Нет, ну, зачем вы так?!

Ирина: Да думайте на здоровье. Всё равно вам, мужикам, ничего не объяснишь.

Первушин молчит, пытается краем глаза поймать картинку в телевизоре. Марина и Масик ходят туда-сюда, носят с кухни тарелки с закуской.

Первушин: А почему вы в магазин ходили, а не парень ваш? Он бы должен…

Ирина: Да наш косяк. На маникюре с Маринкой задержались, вот. (Сует под нос Первушину ручку с безупречно ухоженными ноготками, на которых нарисованы какие-то фантастические цветы) И Масик звонит: вы где? – а у него есть же ключ от этой квартиры, ну, а у нас ничего и не готово. Ногти только, ха-ха! …Фу, гадость какую сказала, фу! Ну, в общем, велели мы Масику заходить, а сами марш-марш в магазин.

Первушин: А Масик, простите, он кто? То есть, как зовут его на самом деле?

Ирина: Он – Масик.

Первушин: Масик…

Ирина: А вас как жена ласково зовет?

Первушин: Жена?

Ирина: Так, только сразу договоримся – без лапши. Вот же кольцо у вас. Так что не надо – есть жена.

Первушин: Да я и не думал…

Ирина: Да ладно.

Первушин: Нет, честно. Конечно, есть жена. Как же? Детский сад, школа, октябренок-пионер-комсомолец, институт, жена, ребенок, работа. Всё, как полагается. Конечно, есть.

Ирина: Ну, ладно. Просто ненавижу мужиков, которые врут нагло.

Первушин: Я нет…

Ирина: А ребенку сколько лет?

Первушин: Двадцать.

Ирина: У! Сын? Дочь?

Первушин: Сын. Только… Девушка Ирина, зачем вам всё это? Что за разница? Есть ли жена, сколько лет ребенку… Это всё… а, сложно объяснять! Если коротко – то не важно ведь это. А? Разве важно? У вас вот глаза такие… хорошие, честные, зачем вам всё это? Зачем подробности эти… эти… ну совершенно ненужные? Вы идете по улице, навстречу человек, – что, думаете вы разве, как его жена называет, или сколько ребенку лет и есть ли вообще ребенок? Мимо, мимо, спокойно, без лишних вопросов, бегом, быстрее. Чужой человек, левый человек – что за интерес-то?

Ирина: Н-ну… Почему же, я действительно интересуюсь иногда. Увидишь какое-нибудь лицо необычное, сразу думать начинаешь: кто такой, интересно, как живет… Почему же?..

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .