ПРИНЦИП ВИЗУАЛИЗАЦИИ В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ

сделает нечто такое, отчего им всем не поздоровится. (Как показало будущее, они знали Тарковского лучше, чем «мосфильмовские» начальники, связанные с режиссером приятельскими и даже откровенно дружескими отношениями. Они стали внимательно и скрупулезно читать сценарий, пытаясь вычитать между строк и искоренить крамольные мысли. Между тем время шло.

Тарковский подготовил к публикации в журнале «Искусство кино» сценарий «Гофманиана», написанный по заказу «Таллинфиль-ма» и продолжал режиссерскую разработку спектакля по пьесе Вильяма Шекспира «Гамлет» в Московском театре Ленинского комсомола. Этот замысел Тарковский вынашивал уже несколько лет. В нем должны были играть Анатолий Солоницын — Гамлета, Маргарита Терехова — Гертруду, Инна Чурикова — Офелию.

В Госкино вопрос о новом фильме Тарковского висел в воздухе. Никто из чиновников не хотел брать на себя ответственность относительно его запуска в производство. У них уже сформировался безошибочный рефлекс — очередной фильм Тарковского означает неприятности, нахлобучки, нагоняи, вызовы на ковер и поиски виновного, грозившие потерей теплого и обеспеченного местечка. Прошел месяц, другой, третий. Тарковского постоянно кормили обещаниями и ничего не решали. В феврале 1976 ему это надоело, и он переходит к решительным действиям.

Преодолеть опалу и невразумительность Госкино можно было только одним способом — найти поддержку в еще более высокой и влиятельной организации. Выше Госкино было только ЦК КПСС, где собственно и определялись судьбы самых выдающихся художников, писателей, и, конечно, кинематографистов. Судьбы тех, кто рангом и талантом пониже, решались на уровне Госкино или даже студий. Андрей Тарковский решил обратиться на самый верх коммунистической иерархии и написал письмо о своем отчаянном положении на очередной съезд партии. Вот фрагмент записи в Дневнике, посвященная этому событию:

«Написал письмо в президиум XXVсъезда о моей безработице по вине Госкино. Пойду отправлять. Написал письмо Ермашу: «26 февраля 76 г. Москва. Филипп Тимофеевич! Меня несказанно огорчила и даже унизила встреча с Вами 23 февраля ( то есть накануне съезда КПСС). Потому, что передо мной возникла еще более неприступная пропасть на путикзапус-КУ в производство, чем это было раньше.

1. Стругацкие оказались людьми, протискивающими какую-то свою идею в сценарии, написанном для Одесской кино, студии. (Яхоть и не читал сценария, никогда в жизни не поверю в это.)

Тем не менее, Вы этим предупреждением как бы говорите

— будь готов к тому, что сценарий, который Стругацкие пишут для Вас, очень даже может быть мною зарезан. До 23 (нашей встречи) я был уверен, что буду ставить его»...15

После еще нескольких пунктов, посвященных ситуации с «Идиотом», Тарковский добавляет:

«P.S. Как это Вы сказали во время последнего разговора?

Вы что, не хотите работать? По-моему, это издевательство. У меня ведь семья и дети»16:

Один из лучших режиссеров мирового кино — униженно просил у высшего партийного синклита дать ему работу. Письмо на съезд было написано, и ассистент Тарковского Марианна Чугу-нова отправила с Центрального Телеграфа письмо с уведомлением о вручении почтового отправления адресату.

Почти через двадцать дней Чугуновой позвонили из приемной Генерального директора «Мосфильма»: Андрея Арсеньевича срочно вызывают в Госкино (у самого Тарковского, обживавшегося в новой квартире, телефона еще не было).

В Дневнике Тарковского появляется еще одна запись. Вот ее фрагмент: «18 марта, четверг. Ермаш, конечно, узнал, что я написал письмо к съезду. Вызвал меня... срочно потребовал

3-й заявки и сценарий по Стругацким. Я сказал, что нахожусь в крайней ситуации и если ничего не получится с работой, то буду писать в Политбюро».17

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .