ПРИНЦИП ВИЗУАЛИЗАЦИИ В ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ

Как никакие иные, релятивистские стили располагают качествами, могущими буквально гипнотизировать читателя. Они повелительно вовлекают его в процесс (16) восчувствования произведения, разверзающегося перед ним своими безднами, на фоне и в глубине которых разбросаны самые прихотливые по своей фигурности и местоположению точечные множества и линии, эти символы красоты, извивами и змеением (17) интригующие внимание — теперь уже не столько читателя, сколько читающего зрителя. Эта магия манифестирующего себя текста созда-етто, что (18) мы называем чудом. Его интенсивность — необыкновенна. Если в монолитно устроенных стилях их содержание оковано внешне нейтральной и монотонной графикой текста, то ЗДесь, в новой поэтике, все, что входит в остраненное с его видимыми и невидимыми ингредиентами, оказывается распростер-Тым в разрастающейся шири космической неисследимости. С возникновением такой творческой стратегии (19) удивительного в Русской литературе стало больше, чем когда-либо в ее истории. Эт°т результат был бы невозможен без слова нового типа. Ведь

именно оно выступает в роли генератора содержательных и коц. фигуративных возможностей стиля. В классике всякая лексичес. кая единица находилась в заранее для нее отведенной матрице тогда как в составе релятивистского высказывания слово совер. шенно свободно от тягот какой-либо предуказанности. Его топог-рафия на странице (20) случайностна, оно живет там, где хочет, тем самым осложняя гармонию и целостность стиля. Со времен Аристотеля наука привыкла давать рационализированные объяс-нения, в том числе и телеологии искусства, новая же поэтика при-ближает понятие художественного единства — к самой «немоде-лируемой» природе, к непостижимому космосу, а в первую очередь к самому человеку, которого по трактатам, например, Ла-метри, уразуметь невозможно. (21) Само себя мыслящее, а теперь мы бы сказали: и созерцающее слово живет, помимо прочего, заботой о том, чтобы проявиться не просто как знак, но и в разрисовке точек и линий со всей их «чарой» — в необозримых космических далях. А там, за ними, угадывается нечто, умом не охватное и задолго до нас ознаменованное. Это — укон ...

„СТЕНА ЛЕОНАРДО»

.. Леонардо да Винчи, обращаясь к своим ученикам, советовал не пропускать и внимательно вглядываться в поверхности старых ец»и, на которых оставило свои отпечатки время. Он писал:«.. .ты цдуоть там увидеть подобия различных пейзажей, украшенных гардми, реками, скалами, деревьями, обширными равнинами, долинами, холмами и домами самым различным образом..,». Советы Леонардо пробуждают у истинных художников визуальное воображение, позволяют находить в сложных сочетаниях старой шту-кд^урки, разводах плесени и накопившихся за долгое время слоях пыяи образы будущих полотен, новые цветовые сочетания.

Вот как писал об этом в своей книге «Полвека у стены Леонардо» замечательный оператор советского и российского кино, художник Леван Пааташвили: «это феноменальное явление оказалось для меня не столько открытием, сколько подтверждением собственного неосознанного опыта прошлых лет»1.

По сути дела «стеной Леонардо» может стать любая плоская поверхность, так как она обладает исторической памятью, через воображение художника, позволяющего находить в образной па-Mtm различные картины и обогащать их новыми ассоциациями.

Самая подробная информация технический план Гатчина здесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Опубликовано в рубрике Прочее 11.02.2012: .