Русские дуеты

ОН. И пойду! Где новая шляпа? Деньги! Это Бог подал? Значит, Бог есть?
ОНА. Есть. Как мудро ты сообразил со шляпой.
ОН. Мудрее её подарить. Как я вышел бы на люди без шляпы? Мы идём на прогулку.
ОНА. Брать оба зонта?
ОН. Возьмём один - на двоих.
ОНА. А ты перестанешь обзываться Дормидонтовной?
ОН. Постараюсь. Но, ей-богу, очень уж ты – Дормидонтовна.
ОНА. Сам ты!..
ОН. Такие деньги…
ОНА. Деньги в шляпе не мои.
ОН. Оденься, может пойти дождь. Духота спадёт, и мы заживём свежо, и по-новому.
ОНА. Завтрашний день обязательно окажется счастливым.
ОН. Ладно, так и будет. Теперь, дама, позвольте поцеловать обе ваших натруженных лапки, хватайте кавалера под руку и отправляйтесь на прогулку… и раз, два, три… в ритме вальса… раз, два, три… как же жить охота, любовь моя!
ОНИ. С кем я живу!

Действие 2. ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ СЕКС

действующие лица:

СОФИЯ – «одичавшая» жительница общежития, она же – участковый милиционер
ВАСИЛИЙ – случайный посетитель, начальник, он же – житель общежития

Малосемейное общежитие. Поздний вечер. В малоотремонтированной комнате, на лежанке малопохожей на кровать, укрывшись с головой, спит Василий. Справа от окна, прислонённая к стене, стоит свежевыструганная оконная рама, в освещении ночной луны похожая на большой крест. Входит София.
СОФИЯ (в дверях). Сосед? Не спит же. Сосед, двадцати трёх ноль-ноль ещё аж десять минут не будет, имею право зайти в гости. (Проходит, прикрыв за собою дверь.) Сосед! Ночник светит, дверь стоит незапертая… Василий, просыпайся, бычок, общаться будем. А запах – пивнуха! Проветримся. Как открываешься, фортяга? (Открывая форточку, ударилась о раму локтем.) Больно! Это – крест, что ли? Проснись, шофёр, колёса спёрли! (Тормошит Василия.) Сосед! Василий!
ВАСИЛИЙ (во сне). Но.
СОФИЯ. Проснулся?
ВАСИЛИЙ (привстав в постели). Но.
СОФИЯ. Запираться надо, общага же, тут всякие ходят. (Встав у окна.) Как я смотрюсь на фоне вскрытого мартовского окна при лунном свечении в жёлтых тучах весны?
ВАСИЛИЙ. Но?
СОФИЯ. Пуговичка расстёгивается, проказница. Не надо света, не вкючай! Я стеснительная, чтоб знал. Халат получился сексопильный, ага? Фортягу шире открыть? Чтоб весной чего-нибудь надуло. (Стукнулась о раму.) Больно же опять! Псих, что ли, крест могильный в комнате держать? И так не развернуться. Соседка – я, по секции, Соня. София! Света не надо, сказала, так я тревожнее выгляжу. До двадцати трёх ноль-ноль, по закону, имею право ходить в гости.
ВАСИЛИЙ. Не везёт мужикам на лежбища в нашей чащобе, обязательно найдётся егериха, подымет, когда не надо. (Отбросив одеяло, встаёт.) Чего вперилась, в брюках я и в рубашке, не получилось у тебя порнухи.
СОФИЯ. Ты - не Василий!
ВАСИЛИЙ. Я – Василий, да не тот, но я – Василий. Это не крест - заготовка балконной двери, крестообразная внутренность. А мой шофёр, тот, что тот Василий, всю неделю проведёт в печали, я его так опечалю, розовыми слезами плакать будет за такую подставу. До двадцати трёх ноль-ноль, соседка по секции того Василия, по всем законам, осталось пять минут.
СОФИЯ (пытается задвинуть раму в угол). Отодвинь крестовину, дама об дерево стукается, поухаживай! Хоть пять минут себя мужиком повспоминай? Или память отшибло?
ВАСИЛИЙ. У меня, говорит, соседка – бегемотина, в период прощания с сексуальными возможностями жить. Подвиньтесь от креста, пожалуйста. Мирная, говорит, атрофированная. От самого доверенного круга лиц не исходит никаких гарантий безопасного отходняка. (Взяв раму.) Нет профессионалов среди лакеев, кончились, одна самодеятельность.
СОФИЯ. Замри вот так! Смотришься, командир, тебе идет: раскидал мослы по перекладине. Только нельзя ж, начальник, к верующим жоп… зад… пятками, обижусь, приколочу, а гвоздочки не вытащу кривенькие, ржавенькие.
ВАСИЛИЙ. Всё! Засажу, бляха муха, в натуре! (Ставит раму, где была.)
СОФИЯ. А ты засади! За тем и пришла, за рассадой.

Производство пищевого оборудования в Москве организации и предприятия Москвы оборудование.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .