Страсти по Иогану

Как смешно. Погубишь… Мне семьдесят пять. Я давно пережил всех своих сверстников, хотя они вели праведную жизнь…Ты помнишь, каким пожилым казался нам твой крестный Телеман? А ему было сорок лет, всего сорок лет… Но, когда тебе десять, это очень почтенный возраст… Если бы мне сейчас было хотя бы пятьдесят…
Эммануэль:
Давай я помогу тебе прилечь. Сними халат.

Эммануэль пытается подвести Фридемана к кровати. Тот продолжает говорить, тяжело дыша.

Фридеман:
А ты? Тебе часто приходят такие мысли?.. Или ты умеешь не думать о том, что жизнь подходит к концу? (он пытается смеяться) А?
Эммануэль:
Тебе не стоит волноваться. Успокойся, приляг.
Фридеман, делая паузы для вдоха:
Я не хочу ложиться… И на самом деле не хочу, чтобы мне было пятьдесят… Я только сейчас, кажется, начал понимать…

Снова приступ боли прерывает его речь, Фридеман морщится.

Эммануэль:
Кто за тобой ухаживает, Фридеман? Я позову прислугу…
Фридеман:
У меня нет прислуги, только долги…Не волнуйся, они меня уже совершенно не беспокоят. Их слишком много...(он снова пытается смеяться)

Пауза.

Эммануэль:
Я хочу послать в трактир за горячим вином, - это то, что тебе сейчас нужно.
Фридеман:
Попроси сбегать кого-нибудь из соседских ребят, что играют у двери.

Эммануэль кивает и выходит. Слышны голоса его и ребятишек, но текст неразборчив. Фридеман тяжело встает, прижимает руки к вискам. И вдруг полу-тишину разрывает оркестровая музыка, очень экспрессивная. Она звучит буквально несколько секунд.
Возвращается Эммануэль. С его приходом музыка резко замолкает.

Эммануэль:
Мальчишка сейчас принесет вино.
Фридеман:
Благодарю тебя, брат.

Фридеман вдруг о чем-то задумывается, подходит к столу, садится. Пауза. Фридеман что-то записывает.

Эммануэль:
Ты все-таки должен показаться врачу.
Фридеман задумчиво:
Да-да.
Эммануэль:
Ты много работаешь?

Фридеман несколько рассеянно кивает головой.

Эммануэль:
Мне не хотелось бы тебе мешать…
Фридеман:
Ты мне не мешаешь… Одну минуту…

Пауза.

Фридеман:
Ты помнишь, что играл отец перед тем, как начать импровизировать?
Эммануэль:
Ну да. Обычно что-то…
Фридеман:
Обычно что-то не свое…Странно, не правда ли?.. Из него ежеминутно лилась собственная волшебная музыка, он никогда не пользовался чужими мыслями… Он как будто даже сдерживал свой гений. Тогда зачем?..

Входит мальчик лет 12 с кувшином вина (Клаус)

Клаус:
Господин, я принес то, что вы просили.

Фридеман встает из-за стола. Эммануэль принимает у мальчика вино, протягивает ему монету. Мальчик тотчас зажимает ее в руке.

Эммануэль:
Спасибо, малыш.

Фридеман берет мальчика за подбородок.

Фридеман:
Посмотри, Эммануэль, неправда ли он очень похож?
Эммануэль:
На кого?
Фридеман:
На Готфрида.
Клаус, неловко освобождаясь:
Позвольте мне идти, господин Фридеман.
Фридеман:
Беги, малыш.

Мальчик убегает. Фридеман глядит ему вслед и затем поворачивается к Эммануэлю, который вопросительно смотрит на брата.

Фридеман:
На нашего слабоумного брата Готфрида.
Эммануэль:
Я совершенно не нахожу сходства.
Фридеман:
Похож. Только у этого мальчишки в отличие от Готфрида совсем неплохо с головой. И он абсолютно глух к музыке, быть может, в этом его счастье…Он проживет долгую, полную повседневных забот и радостей жизнь простого трудяги… И в конце концов, умрет, окруженный многочисленным добропорядочным семейством, полностью удовлетворенный честно прожитой жизнью…Нам это сложно представить, правда, Эммануэль?... А ведь я завидовал Готфриду. И ты тоже, не так ли?..

Эммануэль делает протестующее движение.

Фридеман:
Над нашей с тобой игрой отец ни разу не проронил ни слезинки, а над его сумасшедшими импровизациями он плакал, как ребенок. Когда он играл, мне хотелось исчезнуть, это было выше моих сил… Я не мог понять – его дар от бога или от дьявола…
Эммануэль:
Фридеман, у тебя воспалено воображение. К чему ты вдруг вспомнил брата, упокой Господь его душу?
Фридеман:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано в рубрике Основное 06.11.2010: .