Страсти по Иогану

Возможно, он был единственный истинный наследник отца. Хорошо, что его разум спал. Он бы не вынес этого бремени…
Эммануэль:
Меня тревожит твое настроение, Фридеман. Ты и раньше был склонен к преувеличениям, но сейчас…

Фридеман наливает вино себе и брату. Одновременно взрываются бурным пассажем несколько музыкальных предложений. Фридеман встряхивает головой, будто стремясь освободиться от наваждения.

Фридеман:
Что ж, давай будем пить вино, пока оно еще горячее. Я рад, что ты приехал ко мне, Эммануэль.

Пауза. Эммануэль чуть касается стакана губами, затем ставит на стол.

Фридеман:
Ты так и не сказал, что привело тебя в Берлин.
Эммануэль:
Привез своего ученика на прослушивание, он хотел поступить на должность…
Фридеман:
С каких это пор появилась необходимость сопровождать учеников?

Пауза.

Эммануэль:
Да! Совсем забыл, я прихватил для тебя клавирные ноты отца.

Эммануэль протягивает клавирную книгу брату.

Фридеман:
Спасибо. Это те, что ты издал?
Эммануэль, кивая:
Очень плохо продается. За 7 лет я продал всего тридцать штук. Это не покрывает даже расходы на издание. Пришлось продать и печатные пластины… Никто сегодня не покупает Баха.
Фридеман:
Конечно, им не нужен Бах. Как его называют? Кажется, «старый парик»? Им теперь нужна другая музыка. Модная и легкая…Музыка итальянской оперы, например…
Эммануэль:
Хочешь упрекнуть в том, что я изменил манере отца?.. Да, у меня другой подход, - я положил в основу человеческий голос…Но, согласись, это ново и благодаря мне стало очень популярно…
Фридеман:
Конечно, я совершенно ничего дурного не имел ввиду…
Эммануэль:
Ты не понимаешь, – само время требовало перемен, всем надоело слушать устаревшую музыку…
Фридеман:
Ты говоришь о произведениях Баха?
Эммануэль:
Безусловно, нет… Просто надо было предложить что-то другое, новое, непривычное для немецкого уха…

Пауза

Фридеман:
Разве такая музыка может стать привычной?
Эммануэль:
Перестань…Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю…
Фридеман:
Да-да. В конце концов, это не мое дело…

Фридеман берет виолу-помпоза, любовно гладит ее.

Фридеман:
Посмотри, как сохранилась виола…У нее все то же волшебное звучание…Я не продал ее в самые тяжелые дни. Все продал, а виолу нет. Ее придумал и сделал сам Иоганн Себастьян Бах.
Эммануэль:
Да, она прекрасна…Ты действительно продал все?
Фридеман:
Практически все. От наследства почти ничего не осталось. Почти. Я нищий… Сегодня я нищий… Впрочем, тебе это хорошо известно.

Фридеман натужно смеется, его смех переходит в кашель. Эммануэль хочет что-то сказать, но Фридеман, нетерпеливо машет рукой, затем садится за клавикорд.

Фридеман:
Оставь… Лучше послушай. Это я написал совсем недавно…

Фридеман хочет начать игру. Но Эммануэль встает, останавливая его.

Эммануэль:
Подожди. Хорошо, что ты начал этот разговор. Я хотел поговорить о твоем денежном положении…
Фридеман:
Почему это вдруг стало беспокоить тебя?
Эммануэль:
Мне бы хотелось выяснить нынешнее состояние твоих дел. Вероятно, я смогу помочь уладить тебе отношения с кредиторами.
Фридеман:
Откуда такая щедрость? Я не понимаю, почему ты этим интересуешься…
Эммануэль:
У меня просто есть возможность…
Фридеман:
Разве раньше ее не было? Или раньше не было желания?
Эммануэль:
Ты странно себя ведешь, Фридеман. Я предлагаю тебе помощь.
Фридеман:
Зачем тебе это нужно, Эммануэль?
Эммануэль:
Это нужно тебе! В конце концов, ты мой брат.
Фридеман:
Странно, что ты только теперь вспомнил об этом.

Пауза

Фридеман тихо:
Какое у тебя ко мне дело, Карл Эммануэль? Ты проделал долгий путь…
Эммануэль:
Я узнал, что ты болен…

Фридеман:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано в рубрике Основное 06.11.2010: .