Страсти по Иогану

Черт побери, прекрати играть роль непонятого современниками философа! В конце концов, это уже невозможно выносить!..
Пауза

Фридеман, очень тихо:
Я не могу вспомнить его руки… Во сне, кажется, вспоминаю, а наяву образ ускользает. Знаю, что они большие, сильные, но только знаю… Помню перстень, подаренный кронпринцем за игру… А сами руки…

Пауза

Эммануэль:
У отца была очень хорошая растяжка пальцев, точная постановка на клавишах…
Фридеман:
Да-да, растяжка… Но я не помню, не помню его рук! Это так мучает меня!..

Пауза

Фридеман
Не бери его ноты, Эммануэль. Это ничего не даст. Я-то знаю…Его музыка иная…Она совершенна, она разрушит, выест тебя…Ты не сможешь сделать ее своей, слиться с нею…Господи, сколько же раз я пытался хотя бы приблизиться к его музыке, а жизнь уходила, уходила и вот совсем ушла… А я все продолжаю пытаться…Смешно…
Эммануэль:
Ты не понимаешь… Мне это нужно, очень нужно… Видишь ли, мое положение обязывает меня… я не могу признаться в том…в том…

Пауза

Фридеман:
Да что с тобой, Эммануэль? Тебя называли лучшим музыкантом Германии. Тяжелые дни бывают у каждого, но все пройдет. Это хандра…
Эммануэль:
Ты так невозмутим, Фридеман! Как восхитительно легко слетает с твоих губ: «Это хандра… Дорогой брат, все пройдет…» У тебя всегда все было просто. Ты пил, кутил, проигрывался, делал долги, любил женщин…И ты писал музыку, она не переставала звучать в твоей голове…
Фридеман:
Тебе ли жаловаться? Ты же знаменитый виртуоз, блестящий композитор, лучший клавирист и аккомпаниатор короля Пруссии. Твоя слава давно затмила славу отца…Может быть, ты обижен на Фридриха за то, что он разлюбил твою музыку?
Эммануэль:
Да причем же здесь Фридрих?! Наш король, строго говоря, вообще мало, что смыслил в музыке! И кроме своей флейты не признавал ни одного инструмента…Так что играть для глухого не самое высокое предназначение...
Фридеман:
Но в обмен на это предназначение ты получил все, к чему стремился, – успех, деньги, уважение, жизнь при дворе…

Эммануэль:
Да, и я не виноват в том, что ты не захотел избрать такую карьеру!
Фридеман:
Но я и не пожалел об этом…

Пауза.

Эммануэль:
Я не верю в твою искренность…Ты слишком упивался славой, когда фортуна не изменяла тебе…
Фридеман:
Я был глуп. И верил, что смогу стать еще одним великим Бахом. В этом, вероятно, и есть самое главное заблуждение моей жизни. И, кажется, именно сегодня я понял это окончательно…
Эммануэль:
Я был уверен, что тебя не слишком заботит известность отца…
Фридеман:
Я что-то говорил об известности, Эммануэль? Тебе ли не знать, каким грузом висит на шее чужой гений? И куда более тяжко, если это гений отца…

Эммануэль пытается что-то сказать, но Фридеман останавливает его.

Фридеман:
Неужели ты станешь спорить со мной? Не ты ли бежал от этого в свою итальянскую манеру? Не ты ли прятался в Гамбурге, очаровывая Фридриха изяществом музыкальных изысков? Но ты был и свидетелем того, как тот же Фридрих сказал: «Есть только один Бах». Он не постеснялся произнести это в присутствии его талантливого сына, придворного капельмейстера, любимца двора. Только один Бах, понимаешь?!
Эммануэль:
Ты прав, это так! Как же я его ненавидел в это мгновение! Я готов был провалиться сквозь землю! И с тех пор я делал все, чтобы быть непохожим на отца! И вот я здесь, и умоляю тебя отдать мне его проклятые ноты! Господи, какая же злая насмешка судьбы!

Пауза

Фридеман:
Только один Бах…

Пауза. Фридеман подходит к клавесину и начинает играть музыку Иоганна Себастьяна Баха.

Эммануэль:
Да-да, ты прав, нам так и не удалось стать с ним вровень. Но я стремился…я хотел стать больше, чем он…или хотя бы больше, чем ты…А потом стать хотя бы не хуже тебя…но это было в молодости…Затем все изменилось, я начал писать иную музыку…Она и принесла мне успех…
Фридеман:
Эммануэль…
Эммануэль:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано в рубрике Основное 06.11.2010: .