Валерий Семеновский «ТВАРЬ»

ДИРЕКТОР. Ваше превосходительство! А не может ли быть так, что графиня Волчанская ненароком жива осталась и пребывает в нашем городе инкогнито?
ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Насмешили. Вот этими руками горсть земли на крышку гроба бросил.
ДИРЕКТОР. А перепутать гроб не могли?
ЕГО ПР-ВО. Могли. Вам-то что?!

ОЧНАЯ СТАВКА
ДИРЕКТОР. Мы желали бы знать, чем вы занимаетесь у барышень Рутиловых.
САША. Главным образом читаем. Барышни Рутиловы очень любят стихи.
ДИРЕКТОР. Нас интересует, не носят ли ваши отношения с одной из этих особ характер вольности, в вашем возрасте недопустимой.
САША. Я даже не понимаю, что вы имеете в виду.
ДИРЕКТОР. Значит, не понимаете?
САША. Не понимаю.
ДИРЕКТОР. Что и требовалось доказать.
ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Хороший мальчик.
САША. Я могу идти?
ДИРЕКТОР. Можете.
ПЕРЕДОНОВ. Не можете.
ДИРЕКТОР. Что ещё, Ардальон Борисыч?
ПЕРЕДОНОВ. У меня свидетель есть.
ДИРЕКТОР. Свидетель чего?
ПЕРЕДОНОВ. Развратных действий подозреваемого. Свидетель! (Входит Антоша.) Вы, молодые люди, учитесь в одном классе. Это нам известно. (Директору.) Ведите протокол.
ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Ведите, вам говорят.
ПЕРЕДОНОВ. А вот дружите ли вы между собой?
САША. Дружим.
ПЕРЕДОНОВ. Стало быть, мы можем доверять словам вашего друга?
САША. Конечно.
ПЕРЕДОНОВ. Рутилов, есть у него пассия или нет? Есть или нет?
АНТОША. Есть.
ПЕРЕДОНОВ. Что и требовалось доказать.
ДИРЕКТОР. Это не для протокола.
ЕГО ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО. Молчать! (Передонову.) Продолжайте.
ПЕРЕДОНОВ. Осталось только назвать имя. Как зовут совратительницу? Как её зовут? Как её зовут?
АНТОША. Лусинда.
ПЕРЕДОНОВ. Как?!
АНТОША. Лусинда Перейра Суарес.

ТАК НАДО
САША. Людмилочка дома?
ДАРЬЯ. Нет.
САША. Я знаю: дома.
ВАЛЕРИЯ. Сказано: нет.
САША. Я подожду.
ДАРЬЯ. Нет.
САША. Вы заперли её.
ЛЮДМИЛА (входит). Никто меня не запер.
САША (Дарье и Валерии). Оставьте нас.
ЛЮДМИЛА (сёстрам). Нет.
САША. Что происходит?
ЛЮДМИЛА. Мы не будем больше видеться.
САША. Почему?
ЛЮДМИЛА. Я замуж выхожу.
САША. Зачем?
ЛЮДМИЛА. Так надо.
САША. Кому надо?
ДИРЕКТОР (входит). Пыльников!
САША. За этого?
ДИРЕКТОР. Я тебе не этот!
ЛЮДМИЛА (Директору). Оставьте его! Это не ваше дело!
ДИРЕКТОР. Моё! Теперь уже - моё! (Вышвыривает Сашу за дверь.)

ГРАЖДАНСКАЯ КАЗНЬ
ПЕРЕДОНОВ. Гражданская казнь государственного преступника
Рутилова Антона-горемыки состоится сегодня на базарной площади после обеда. Распишитесь. Кстати, где преступник?
РУТИЛОВ. Гулять пошёл.
ПЕРЕДОНОВ. Передайте, чтоб не опаздывал. И вещи тёплые пусть захватит с собой. Простудится в остроге, а мне отвечать.
РУТИЛОВ. Приговор не слишком ли суров?
ПЕРЕДОНОВ. Суров?! А тетрадочку из сейфа кто украл? Чернышевский?
ЮЛИЯ. Ты украл.
ПЕРЕДОНОВ. Откуда знаешь? Чем докажешь?
РУТИЛОВ. Да это всё и не важно уже. Ну, будет сердиться. Может, издашь указ о помиловании?
ПЕРЕДОНОВ. Нельзя помиловать ирода. (Юлии.) И тебя - нельзя, иродова мать. Я тебя тоже казню. Матка бозка ченстоховска.
ЮЛИЯ. С меня довольно.
РУТИЛОВ. Юлия, он болен.
ПЕРЕДОНОВ. Кто болен? Я здоровее всех.
ЮЛИЯ. Вот именно.
ПЕРЕДОНОВ. Пусть она извинится.
РУТИЛОВ (Юлии.) Извинись. Он за свои поступки не отвечает.
ПЕРЕДОНОВ. Я за всё отвечаю.
РУТИЛОВ (Юлии.) Ну, видишь. Сострадание надо иметь.
ЮЛИЯ. Ты бы сестре своей сострадал. Сыну. Мне, наконец. А ему сострадать - бесполезно и вредно. Он уже не человек.
ПЕРЕДОНОВ. А я никогда им и не был. Я - субстанция. Квинтэссенция человека!
ЮЛИЯ. Нельзя сострадать всем. Всем значит никому. Терпеть не могу эту вашу вселенскую отзывчивость. Вечно она боком выходит - и другим, и вам самим!
РУТИЛОВ. Кому это нам? Ты кого имеешь в виду? Русский народ? Его миссию?
ЮЛИЯ. Не за миссию я замуж выходила. Балбес!
ПЕРЕДОНОВ. Русский народ не балбес, а богоносец. Это польский народ балбес. Ты, Коля, тоже неправ. Видишь, какую волю Польше спесивой дал.
ЮЛИЯ. Выставишь ты его отсюда или нет?
РУТИЛОВ. Лучше я сам уйду. (Уходит.)
ЮЛИЯ. Боже, какое бессилие!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .