ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ

Кристина, шмыгая носом, ползает по полу, собирает наброски, карандаши.
САША. Кристя. Извини меня, Кристенька.
КРИСТИНА. У тебя карандаши какие-то. Огрызки. Что ими сделаешь?
САША. Я знаю, я дура, я неправильная. Я буду тебя слушаться. Я буду думать. Научусь разговаривать нормально, слушать.
КРИСТИНА. Я тебе с получки карандаши подарю.
САША. Не надо. С Сергеем в кино пойду. Хочешь?
КРИСТИНА. Даже не подходи к этому уроду! Будто без него нормальных людей нет?
САША. Много нормальных. Все нормальные. Все хорошие.
КРИСТИНА. А это чего такое? (Смотрит рисунок.)
САША. Это? Башня. Полуразрушенная. Была такая Вавилонская башня. Она разрушилась, когда люди стали говорить на разных языках. И никто больше не попал на небо. Только после смерти.
КРИСТИНА. А окно надо вымыть. Давай я?
САША. Не надо. Я сама помою. Потом.
КРИСТИНА (кивает в сторону двери). Что ж вы так без стекла и будете жить?
САША. Протрезвеет — заменим.
КРИСТИНА. А он трезвый бывает?
САША. Он мне весной, на день рожденья, эти краски подарил. Тогда точно был. Потом… не знаю… По нему трудно сказать. Иногда кажется, ничего, а потом…
КРИСТИНА. Когда он тебе врезал, тоже был «ничего»?
САША. Я сама виновата. За маму заступилась.
КРИСТИНА. Да ничего он ей не сделает! Столько лет живут вместе, хоть и в разводе.
САША. И об этом тебе бабка сказала?
КРИСТИНА. Да весь дом слышит, как вы орете. Стены-то тонкие. Особенно вечером. Как одиннадцать — так вопли, оперный театр просто. Все слушают… Да вру я. Кому надо? Все сами по себе. Мои вон тоже орут. Все орут. Что, прислушиваться, разбирать, кто по какому поводу?
САША. И все на одном языке, друг друга не понимают…
КРИСТИНА. Ну ладно. Ты бы холодное приложила. С таким синячищем как на работу-то пойдешь?
САША. А кто меня там увидит, кроме негативов?
КРИСТИНА. Опять, блин. Бесишь уже. Я тебе говорю: кругом люди. Они все видят, все слышат. Твои-то где?
САША. Спят.
КРИСТИНА. Это они вчера тут, это все?..
САША. Может, они, может, папины гости…
КРИСТИНА. «Папины гости». Дурдомище. Ты себя послушай. Кого ты гостями называешь? Это они у тебя прошлый раз олифу сперли?
САША. Не олифу, а лак. Для художественных работ.
КРИСТИНА. Да мне по барабану. Они скоро у вас полдома вынесут. Ты бы хоть что-то сказала ему. Хотя бесполезно, наверное. А это что опять за ужас?
САША. Это страшный суд.
КРИСТИНА. Да уж… Нет, не нравится мне. Вот козлохвостов ты красивых рисовала.
САША. Не козлохвостов. Единорогов.
КРИСТИНА. Да мне-то что? Я только не пойму, зачем тебе вся эта лабуда. Продавать не хочешь, в институт не поступила. Никому не нравится. Нет, ну я понимаю, был бы толк, а так — на фига?
САША. Да что ты привязалась? Что тебе не нравится?
КРИСТИНА. Я понять хочу…
САША. Вот человек. У него все хорошо. Вроде бы. А может, и нет. А скорее — ни то ни се, словом, как у всех. Папа-мама, пьянка-гулянка. Ты сказала, я считаю себя лучше всех. А я никогда такого не говорила. И не думала. Я не понимаю, чего ты хочешь. Чтобы я жаловалась? Ныла?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .