ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ

САША. Кристя. Извини меня, Кристенька.КРИСТИНА. У тебя карандаши какие-то. Огрызки. Что ими сделаешь? САША. Я знаю, я дура, я неправильная. Я буду тебя слушаться. Я буду думать. Научусь разговаривать нормально, слушать.КРИСТИНА. Я тебе с получки карандаши подарю.САША. Не надо. С Сергеем в кино пойду. Хочешь?КРИСТИНА. Даже не подходи к этому уроду! Будто без него нормальных людей нет?САША. Много нормальных. Все нормальные. Все хорошие.КРИСТИНА. А это чего такое? (Смотрит рисунок.)САША. Это? Башня. Полуразрушенная. Была такая Вавилонская башня. Она разрушилась, когда люди стали говорить на разных языках. И никто больше не попал на небо. Только после смерти.КРИСТИНА. А окно надо вымыть. Давай я?САША. Не надо. Я сама помою. Потом.КРИСТИНА (кивает в сторону двери). Что ж вы так без стекла и будете жить?САША. Протрезвеет — заменим.КРИСТИНА. А он трезвый бывает?САША. Он мне весной, на день рожденья, эти краски подарил. Тогда точно был. Потом… не знаю… По нему трудно сказать. Иногда кажется, ничего, а потом…КРИСТИНА. Когда он тебе врезал, тоже был «ничего»?САША. Я сама виновата. За маму заступилась.КРИСТИНА. Да ничего он ей не сделает! Столько лет живут вместе, хоть и в разводе.САША. И об этом тебе бабка сказала?КРИСТИНА. Да весь дом слышит, как вы орете. Стены-то тонкие. Особенно вечером. Как одиннадцать — так вопли, оперный театр просто. Все слушают… Да вру я. Кому надо? Все сами по себе. Мои вон тоже орут. Все орут. Что, прислушиваться, разбирать, кто по какому поводу?САША. И все на одном языке, друг друга не понимают…КРИСТИНА. Ну ладно. Ты бы холодное приложила. С таким синячищем как на работу-то пойдешь?САША. А кто меня там увидит, кроме негативов?КРИСТИНА. Опять, блин. Бесишь уже. Я тебе говорю: кругом люди. Они все видят, все слышат. Твои-то где?САША. Спят.КРИСТИНА. Это они вчера тут, это все?..САША. Может, они, может, папины гости…КРИСТИНА. «Папины гости». Дурдомище. Ты себя послушай. Кого ты гостями называешь? Это они у тебя прошлый раз олифу сперли? САША. Не олифу, а лак. Для художественных работ.КРИСТИНА. Да мне по барабану. Они скоро у вас полдома вынесут. Ты бы хоть что-то сказала ему. Хотя бесполезно, наверное. А это что опять за ужас?САША. Это страшный суд.КРИСТИНА. Да уж… Нет, не нравится мне. Вот козлохвостов ты красивых рисовала.САША. Не козлохвостов. Единорогов.КРИСТИНА. Да мне-то что? Я только не пойму, зачем тебе вся эта лабуда. Продавать не хочешь, в институт не поступила. Никому не нравится. Нет, ну я понимаю, был бы толк, а так — на фига?САША. Да что ты привязалась? Что тебе не нравится?КРИСТИНА. Я понять хочу…САША. Вот человек. У него все хорошо. Вроде бы. А может, и нет. А скорее — ни то ни се, словом, как у всех. Папа-мама, пьянка-гулянка. Ты сказала, я считаю себя лучше всех. А я никогда такого не говорила. И не думала. Я не понимаю, чего ты хочешь. Чтобы я жаловалась? Ныла?КРИСТИНА. Я хочу, чтобы ты жила…САША. Как кто? Как ты?КРИСТИНА. Нет. Не как я. Ты не хочешь видеть, что в жизни есть грязь и гадость. И в твоей тоже.САША. Да. Я не хочу. Я не хочу! Не хочу ничего этого знать! И про свою жизнь тоже. Что ты про нее знаешь, чтобы вот так говорить? «Грязь». Это мой дом. Тут происходит то, что происходит. Но я — не такая.КРИСТИНА. Ну так и делай что-нибудь!САША. А что ты хочешь, чтобы я делала?КРИСТИНА. Кругом — люди…САША. Кругом — люди, они все видят и слышат, они орут, ругаются, ненавидят друг друга, потом мирятся, потом все сначала. Но я не виновата в этом. Я…КРИСТИНА. Тебе надо учиться общаться.САША. Для чего? Чтобы жить так же?КРИСТИНА. Так же, как кто? Как я?САША. Слушай. Вот это все (показывает на стены и окно) и это (рисунки на столе) я делала, когда мне было очень плохо. Даже если это никому не нужно, если это ничего не даст, это нужно. Это нужно мне. Мне всегда хотелось думать, что можно свою жизнь отмыть, отчистить. Добела, до белого фона, белого неба, черной рамочки вокруг. Тогда ничего не будет, этой суеты, этих криков. Но потом я поняла, как это легко — смерть. Как это скучно

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в рубрике Основное 21.01.2011: .