Вишневые севера

МУРАВЬЁВ. Что ты! Я растерялся, ничего ответить не сумел. А он всё стоит, смотрит на наши поля, на деревню и думает, думает… я тоже молчу. А потом разговорились. И о производстве, и о художественной самодеятельности. Тут уж я ему порассказал. А он слушает! Так хорошо слушает, внимательно. А потом у него откуда-то в руках шаль появилась. Большая, красивая, золотом тканая. Протянул он мне её вот так, на обеих руках, ласково так улыбнулся и говорит: « Это к свадьбе, твоей невесте». Тут я проснулся.
ПИРОГОВ. Шаль-то взял?
МУРАВЬЁВ. Не знаю. Так всё явственно, просто в себя придти не могу.
Входит Максим.
МАКСИМ. Здорово, женихи.
Все встали и приветствуют Максима.
МУРАВЬЁВ. Приехал, друг!
ПИРОГОВ. Вырвался, молодец.
КУРОЧКИН. Спасибо, что приехали, Максим Николаевич.
МАКСИМ. А что вы тут делаете? Я просто решил пешком прогуляться, подышать, давно не был, гляжу – вы.
МУРАВЬЁВ. А мы решили новую традицию организовать.
КУРОЧКИН. Я придумал.
ПИРОГОВ. Он, понимаешь, в городе был, попал на регистрацию брака…
МУРАВЬЁВ. Его прихватили на поляну невест…
ПИРОГОВ. А там дерево, сплошь в лентах, женихи повязывают…
КУРОЧКИН. Я и предложил, для символизации мира и сотрудничества между нашими совхозами, повязывать ленты с наших невест на этом столбе.
МАКСИМ. Лихо.
КУРОЧКИН. Я вообще предложил объединить наши хозяйства…
ПИРОГОВ. Нам понравилось.
МУРАВЬЁВ. Как считаешь?
МАКСИМ. Думать надо. Считать. А где невесты?
КУРОЧКИН. Вон, телепаются…
Входят Василиса, Люба и Галя. Они приветствуют Максима.
ВАСИЛИСА. Какое начальство-то у нас, настоящий орёл!
ЛЮБА. Спасибо, что приехали, Максим Николаевич.
КУРОЧКИН. Я уже сказал эти слова.
ЛЮБА. Ну, я же не знала.
ГАЛЯ. Максим Николаевич, я так рада вам! Зря Ольга отказалась идти.
МАКСИМ. Что ж она отрывается от коллектива… ты, Саша, пожури её, негоже нарушать традицию, которая ещё и не начиналась.
МУРАВЬЁВ. Ты насчёт ленточек, что ли? А ей-то повязывать и ни к чему. Или вы тоже сегодня под венец?
МАКСИМ. Мы!? Постой… так, что же, разве ты женишься не на Ольге?
ГАЛЯ. Пусть попробовал бы только!
ВАСИЛИСА. Дома она, Максим, по хозяйству. Три свадьбы организовать не шутка. Хотя, конечно, если ты не поспешишь, то может быть получится и четыре… Ольга с кем-нибудь, да не с тобой.
МАКСИМ. Понял! Это… поздравляю… потом поговорим! (Уходит.)
ПИРОГОВ. Думаю, ждёт нас ещё одна свадьба. Хорошо, что не с нами в один день. У них я гостем буду, полноправным. Со всеми вытекающими…
МУРАВЬЁВ. И со всеми затекающими в глотку обстоятельствами.
ГАЛЯ. А как же они жить будут, где?
ЛЮБА. Лишь бы сегодня же не поругались, а уж там, как фишка ляжет.
КУРОЧКИН. Любовь! Что за выражения?
ЛЮБА. Николай Терентьевич, я хотела сказать: как Бог даст.
КУРОЧКИН. Справедливая поправка.
ПИРОГОВ. Главное, стариков держать от Максима с Ольгой подальше, не-то опять, как заведут про приданное, непременно закончится взрывом социальных противоречий между этой парочкой.
ВАСИЛИСА. С такими характерами, ехать бы им жить в город. Земля не терпит гонористых да норовистых, а в городе таким любые двери не помеха.
ГАЛЯ. Мамочка, не сомневайся, выживем их из деревни, только вели.
МУРАВЬЁВ. Так что, у нас свадьба, а они наше приданное: Максим – «Искре», Ольга – «Заре», а вместе они – от деревни городу!
Все смеются.
ВАСИЛИСА. Ну, кто первым на столб полезет?
МУРАВЬЁВ. Молодым везде у нас дорога… давай, Коля.
КУРОЧКИН. Предлагаю бросить жребий.
ЛЮБА. Господи, какой же ты стал рассудительный, оторопь берёт!
КУРОЧКИН. Взрослеем…

КАРТИНА 9. Тогда же, чуть позже, в деревне. У забора лавочка, на которой сидит растерянная Ольга. Вся она окружена саженцами вишни. Входит Максим.
МАКСИМ. Привезли уже мой свадебный подарок.
ОЛЬГА (поднялась). Максим!? Это ты сделал?
МАКСИМ. Хотел преподнести на свадьбу, чтоб могла ты с мужем целый вишневый сад посадить. Я думал, это ты за Сашку Муравьёва замуж выходишь. Оленька, если можешь, прости.
ОЛЬГА. Ты разве меня любишь!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .