Вишневые севера

ГАЛЯ. Оля, слазь с жениха, помоги стол накрыть.
Пирогов и Василиса поют песню «На крылечке твоём». Песня заканчивается, все оказываются за столом, с полными рюмками.
ЛУКЕРЬЯ. Директорский дуэт! Браво!
Все аплодируют.
ПИРОГОВ. Пьём?
АВДЕЙ. Эх, какого бригадира пропиваем… народного! Где ж такое видано, чтоб подчинённые от души начальника любили. Давай выкуп, Максим Николаевич, а-то не отпустим.
СИЛАНТИЙ. Ещё чего, вы за невестой приданое даёте?
МАКСИМ. А то, пара кустов дикой вишни.
ОЛЬГА. Максим! Ни слова больше о вишневых деревьях! Иначе…
МАКСИМ. Молчу… молчу, прости.
АВДЕЙ. Наша сама себе приданое – голова да руки, не считая остального - женского. Понятно?
СИЛАНТИЙ. Это не считается.
АВДЕЙ. Ещё как считается.
СИЛАНТИЙ. У нашего тоже - всё при всём, не считая остального. Давайте приданое, тогда и выкуп получите.
АВДЕЙ. А вот возьмём, да и дадим!
ГАЛЯ. Да что вы, дедушки, разгорячились-то?
ЛУКЕРЬЯ. А что им ещё остаётся, когда всё остальное у них уже давным-давно не считается.
ГАЛЯ. А какое приданое, Авдей Силантьевич?
АВДЕЙ. Совхозное! Не разоренье для тёщи, а всем на пользу. Вот я, граждане, что предлагаю. Мы насчёт соревнования между нашими совхозами договаривались? Договаривались. Вашей окончательной цифры мы не знаем? Не знаем. А мы на круг по ячменю сто двадцать процентов от плана с гектара обязуемся дать. Ольга Степановна по своей бригаде сто тридцать пять обязалась. Я, по своей бригаде, – сто сорок. Теперь она к вам уходит? Уходит. Вам прибыль? Прибыль. Нам убыток? Убыток. Вот я и предлагаю: хоть она от нас уйдёт, всё равно по её бригаде столько же дать. А в честь её лично ещё пять процентиков надбавить. Сто сорок – и по моей бригаде, и по её. Подходящее будет приданое?
СИЛАНТИЙ. Не понимаю, нам-то, что с ваших успехов? Это государству прибыль, а мы здесь при чём?
АВДЕЙ. Вот я и говорю: пора возвращать государственное мышление.
ОЛЬГА. Именно. Рубить капусту с постройки дач для богатеньких – это дело нехитрое. Сколько, к примеру, вы можете дать по ячменю?
МАКСИМ. Я не рублю капусту! Я рублю дома!
ОЛЬГА. Дачи, Максим, дачи. В домах живут, а не время проводят. А сколько загублено леса, сколько застроено плодородных земель?
МАКСИМ. Так ты хочешь сказать, что я враг моей родины?
ВАСИЛИСА. Ольга! Опомнись… остановись, прошу тебя.
ОЛЬГА. Не враг, конечно. Деньги, понятно, дело хорошее, и ты их зарабатываешь честным трудом. Но нельзя же из-за материального благополучия света белого не видеть! Хорошо ещё, что не нашли в нашей земле нефть, газ, и прочую смерть человеческую, потому и живём ещё людьми. Зачем человеку деньги? Чтобы пойти в магазин и купить водки с едой? И для этого погубить всё вокруг! Так ведь еду можно самим вырастить и водку сварить чистую, для чего природу губить совсем необязательно.
ЛУКЕРЬЯ. А если, к примеру, в Париж охота съездить?
ГАЛЯ. Вырасти, свари, всё это продай и езжай себе, хоть в Бразилию.
ОЛЬГА. А куда ты пойдёшь в Париже, Лукерья Васильевна?
ЛУКЕРЬЯ. Куда все. Лувр, Елисейские Поля… да по кабакам!
ОЛЬГА. И что же ты там станешь кушать, в кабаке?
ЛУКЕРЬЯ. Перво-наперво, сёмги наемся! У нас-то вся повывелась.
ОЛЬГА. Угробить свою рыбу ради денег, которые пойдут на то, чтобы потратить их на ту же самую рыбу, но в Париже? Не слишком ли тупо.
МАКСИМ. Стоп! Стоп. Значит, я враг?
ОЛЬГА. Максим, ну, ты меня не хочешь слышать, что ли…
МАКСИМ. Хорошо. Пусть я не враг. Но поступаю, как враг? Говори!
ОЛЬГА. Ты на меня голос не повышай, не в армии!
МАКСИМ. Ответь, пожалуйста, на мой вопрос, который я задал.
ОЛЬГА. Да. Ты поступаешь, как враг.
МАКСИМ. Спасибо на добром слове. А всё-таки на твоём месте я постыдился бы так разговаривать.
ОЛЬГА. Что ты сказал!? У меня, значит, стыда нет! Бессовестная!? Я никому не позволю так с собой разговаривать. Эй, сватья, сами пришли, сами себе и сыграете отходную. Всем – до свидания! (Уходит.)
ПИРОГОВ. Вот это сосватал. Прощайте, соседи. (Одевается, уходит.)
СИЛАНТИЙ. Максим, ты как… идём?
МАКСИМ. Нет. Летим. Вылетаем.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Опубликовано в рубрике Прочее 08.08.2012: .