Я была в доме и ждала чтоб дождь пришел

Я не смела сказать и вы все, мы втроем в основном, ну а может и все, вы не смели представить, сказать я не смела, но мы снова вернемся к делам повседневным,
вот и все, эти вещи приходят за смертью, дела повседневные.

Старшая
А потом, еще позже, почувствуем, что виноваты?
И скажем себе, что не были так уж в отчаянии, пять гордых скорбящих на склоне холма, станем, может, себя упрекать,
и разочаруемся сами в себе,
а все прочие, те, посмеются над нами, мои славные ученики все расскажут их славным родителям, те увидят, я снова на месте, держу, как ни в чем не бывало, держу свою роль, не отпускаю грусть, сдерживаю ее, не прикрываюсь ей.
Я не стану любезнее, да, это знак, и характер не станет нежнее.

Обвинят нас, что над ними смеялись, все эти годы, и все одиночество, жизнь в заключении, прекрасные вдовьи лица, что так жили, чтоб их избегать, так высокомерно и гордо,
отдалиться от них, от других, от людей, и не посещать идиотов
Обвинят нас в обмане. Обмане и гордости.

Самая Младшая
И теперь, в воскресенье, на муниципальной площади, эта самая, мать, эта самая впереди и старшая рядом,
и мы трое, отряд, словно стадо ворон, так красивых и так неприятных в траурной одежде, нас станут судить и шептать.

Старшая
Оправляются от. Вылезают. (Они говорят)

Самая Младшая
Снова входят во вкус.

Вторая
Наблюдать будут теперь нас в автобусе, и с первого же посещенья моим красным платьем захудалых танцулек, снова услышим насмешки крестьян. Им охота всегда безысходной печали и разрушения.
Тех, кто не умирает с тоски или не посыпает голову пеплом или высоко в горах не умирает под сенью ветвей,
этих сразу же судят, судят и приговоряют, ну а к чему судить, если приговорить не было бы их целью?

(...)

Старшая
Странно будет, первое мое лето не занимаясь любовью. В прошлом году еще вроде бы были мужчины, и с тех пор никогда за всю осень и всю эту зиму такого со мной не случалось, оставалась одна и мне не было грустно так быть и вот постепенно это стало неважно, неважно или не интересно, не знаю
и мало-помалу даже мысли пропали и пришлось отказаться - ты можешь такое понять? - отказалась. Все было в порядке.

А тех пор как он здесь, младший брат, я наверное подумала, как он вернулся и пока будет жить и все мы должны ждать,
с тех пор я ни о ком не задумаюсь кроме него, больше в жизни не буду искать, полагаю.
Будем его лечить, и заботиться, и сменяться у его кровати, все возьмем на себя, никогда больше его не покинем,
всякий час, день и ночь,
всякий час, в двух шагах от него, и всегда,
наблюдать жизнь и смерть, бой, который идет.
И ничего другого не будет.

Будем там, в напряжении, склонившись вперед,
все внимание на приходящий момент
незаметный, на точное время, всего лишь дыхание,
и все же мы будем измучены, ничего не увидим,
и измотаны из-за мелочей, умиротворения и тишины в ожидании дыхания,
эти долгие дни ходить медленным шагом волноваться от собственной нашей жестокости и доведенные наконец это неторопливостью доведенные этой агонией.
И ничем другим я не буду.

А потом я еще стану пустой.
Когда все закончится, стану пустой.
Буду без сил, потеряю и больше не приобрету все желания, все пожелания, и простая хорошая мысль пойти на большую дорогу, отправиться в город, искать мужика и вернуться назавтра,
полагаю, что это пройдет, даже думать об этом не буду,
а когда он умрет,
младший брат,
когда будет он мертв,
я тогда буду в трауре, я представляю, мы все, потерявшие, не имеющие ничего, буду серой и черной,
в трауре,
именно так,
в трауре,
потеряв все желания - о чем и говорю - потеряв все желания и даже желание иметь хоть зачатки желания.
И ничего не будет.

Совсем верить не буду, часто думала, это случится со мной как-нибудь, не догадываясь,
совсем верить не буду, окончательно в траур уйду, здесь, и траура будет достаточно для моей жизни, я тоже умру, в смерти я отдохну, и бороться не буду, не буду страдать, в одиночестве, всеми забытая, таинственная красота,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .