Я была в доме и ждала чтоб дождь пришел

Когда он вошел в дверь, кладет мешок,
когда он входит в дверь, в полутьму дома, видно плохо, я вижу плохо, еле различаю,
напротив света, его видно плохо, позади свет, я знала, будет видно плохо, и глаза, я не смогу их различить, лишь только силуэт закрывший вход, и глаза в темноте,

когда он входит в дверь и опускает мешок, моряцкий мешок, которым пользуются моряки
я что подумала :”А видела ль я в жизни моряцкий мешок”? подумала я -
моряцкий мешок, или мешок солдатский, такой округлый, длинный, куда вещи, подумала я, вещи никогда не удается сложить как надо,
подумала я так, и засмеялась, по-моему я еще засмеялась от этих своих мыслей, таких мелких,
(и снова, грань слез меня притягивала к себе)

когда он возвратился,
когда он наконец возвратился, я над собой смеялась, из-за внимания к мелочам, дурацкого и жуткого внимания уделяемого мелочам,
когда младший брат, этот самый, после стольких лет потерянных на ожидание,
когда младший брат, наконец, младший брат возвратился, чего наверно я всего больше ожидала в жизни, все эти годы, наконец младший брат возвратился,
я над собой смеялась,
что думала о мешке, форме и содержании,
ничего лучше не могла подумать - моряцкий мешок? или солдатский тоже? - и я из-за этого про себя смеялась,

и пока я пыталась отбросить эту мысль, дурацкую и недостойную,
ведь я ее читала недостойной, подумала я, мысль недостойна, мысль недостойна этого момента, пришло мне, и смеялась, и наверное оттого смеялась еще больше,
еще мне пришел в голову вопрос
- мы хотим думать о вещах благородных, вот слово, о вещах благородных, а скатываемся к мелочам, мелочам дурацким именно в час который бы хотелось считать наиважнейшим в жизни, мы думаем об этом, всегда об этом, в самые важные часы жизни -
мне еще пришел в голову вопрос, а мешок этот, здесь, у моих ног,
мешок этот, сползающий теперь с его плеча на землю, мешок этот, мешок моряцкий или мешок солдатский, не тот ли самый, что был у него в момент ухода, тот же,
и мне не удается вспомнить, я не помню, и я вся занята этим вопросом,
дурацкими мелочами, и я не права, и я смеюсь, по-моему, смеюсь, потому что я не права,
и все же от невозможности освободиться от этой мысли.
Он проходит последние шаги от дорожки до дома, проходит три ступени, ведущие в большую комнату.

Он останавливается на пороге и молчит, он смотрит внутрь комнаты удивленно.
Он смотрит удивленно,
он смотрит удивленно, как смотрел, когда он был ребенком, смотрит удивленно как смотрел еще когда он уходил и когда его выгонял отец,
когда отец наш его выгнал и ему пришлось уйти, и когда он ушел, у него был уже тот удивленный взгляд.

В моменты самые жестокие и внезапные в жизни он казался удивленным,
да, удивленным, не найду другого слова, удивленным, крайне удивленным,
и удивление, казалось, для него всегда было выражением несправедливости, выражением узнавания несправедливости,
и его детское лицо в эти моменты становилось еще больше детским, я помню.

Как только, едва он вошел, он тут вот прямо перед нами и воспоминание об этом взгляде ко мне приходит и меня заставляет улыбаться, не знаю почему.
Это был он, именно он, младший брат, и он смотрел с удивлением.

Он нам не говорит ни слова, узнает комнату. Чуть улыбается. Чуть улыбается и удивляется, увидев нас, увидев внутренность дома и увидев нас.
И все.

Вторая
Я в красном платье, меня первую он видит, единственную меня видит и узнает сразу,
я в красном платье, и я думаю что именно меня он узнает быстрее всех,
смеется, я вижу, он смеется, вспоминает это платье для танцев, трудных репетиций по вечерам,
обучение,
где каждый хотел вести партнера в своем ритме, подготовку наших появлений,
смеется, словно посмеивается надо мной, и я счастлива уже что слышу его смех.

Мать
Он не смеется.
Ты не успела переодеться, бедняжка.
Я вижу - ты так делаешь всегда! - вижу как ты скачешь по лестнице и ищешь, ругаешься словно сапожник, и ищешь по шкафам.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .