Я была в доме и ждала чтоб дождь пришел

Я сама решила, или все случилось без меня, конечно, да, не знаю.
К чему мне об этом говорить, разве не должна сдаться, больше не думать? В такой вот день?

Никогда об этом не говорю?

Вторая
Нет, никогда, не слышала никогда.

Старшая
Да.
Слова, я мучаю учеников, эти слова, все время:
“У нее был как и у любой свой роман...”
То самое?

Пауза

А ты?

Вторая
Я?
Ну я, я на такие вопросы не отвечаю.

Они, возможно, смеются.

(...)

Самая Младшая
Я была маленькой, когда он ушел,
всегда была довольно маленькой, ребенком, девчонкой,
ребенком незначительным у себя в закутке.
Со мною не считались, я говорю, я это помню, со мною не считались. И никогда почти что, скажите-ка что неправда, все из-за вас, и никогда по-настоящему со мной не считались.
Не знаю.

Когда он ушел, покинул, бросил в нашей печальной доле, оставил дом без надежды, так говорится, без надежды возврата,
когда ушел, на меня не обратили внимания, не помню никогда, чтобы обращали, а тот в день еще меньше чем в другие,
а в тот день еще больше чем в другие,
когда ушел, помню прекрасно никто не вспомнил обо мне.

Когда отец его прогнал, и выставил за дверь,
вы никогда этого не говорите, храните тайну, думаете, это тайна,
долгие годы вы шушукались, чтоб я не слышала, чуть до убийства не доходило, когда входила, все ваша тайна...

Когда отец прогнал, в приступе ярости, ужасной ярости,
такой ярости, что чуть стены не дрожали,
так говорится, я повторяю, мне говорили,
такой ярости, что чуть стены не дрожали
приступе ярости хуже чем случались, одном из приступов, в тот день, как все другие дни

- ведь я такого не помню, была мала и со мной не считались, всегда хотите приукрасить эту жизнь, и это время, но ведь я такого совсем не помню, что бывали дни без ярости без криков и без жестокости,

ведь это жестокость и ничего больше

и все эти слова и крики, вопли, орали друг на друга, отец и сын, чуть не дрались, и все оскорбляли, угрожали,
ведь угрожали, вы храните тайну, не говорите,
но угрозы были, угрозы, их можно было представить, вообразить,
себе, ребенку, я была здесь, в закутке,
(она показывает)
угрозы, их боишься, представляешь,
их могли осуществить,
и ты малышка ребенок ты представляешь, что уже будут не слова, вы хотите все свести к словам, ну а угрозы, и драка, и побои, драка и побои, что же еще?
И ненависть и вспышка преступления, на мгновение.

Я была маленькой, меня не замечали, но слышала уже,
как отец с сыном ненавидели
я была маленькой, со мной не считались, не опасались меня, забывали, меня все время забывают, но никогда не будет у меня других воспоминаний, я думаю, не придумываю,
никогда не будет других воспоминаний кроме ярости криков и жестокости, о нет, и ненависти и страха преступления, он остался -

такой ярости, что чуть стены не дрожали,...
самая страшная, окончательная и тяжелая из всей ярости, что мы испытали

Мать
Ты помнишь это, ты? Ты все помнишь, ты видела, ты не спала, была не с нами, ты видела и ты все помнишь? Ты сочиняешь.
Где же ты была?

Самая Младшая
А когда отец его прогнал, в тот день, я поняла еще что прогнал навсегда,
так почему я не могла понять?
(Вы все, вы поняли, хотите обмануть, но вы все тоже все поняли.)
Когда отец его прогнал, велел больше не возвращаться, ушел из дома и не смел, никогда не смел возвращаться,
прогнал и проклял,
эти странные слова,
Проклятие,
слова, которые в других устах, в кино, в книге, может мы бы посмеялись или не обратили внимания, а в тот день громко звучат, меня пугают,
когда он проклинает, а я верю, я ребенок, верю в это проклятие,
такого не случается, только с другими, или в другой стране, нам незнакомой, или очень давно, тысячи лет до нас,
слова окончательные всегда, чуть смешные, но меня все-таки привели,
не понимаю,
меня все-таки привели, и меня тоже - как ты сказала? - на грань слез,
когда отец прогнал, кулак поднят, кажется, видела, подняв кулак, - или мне кажется? -
когда прогнал его, опять кричит,

Самая актуальная информация доктор пеппер купить на нашем сайте.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано в рубрике Основное 03.12.2010: .