ЖИВАЯ МГЛА

ДОКА. Горбатого могила исправит… А я помню Аннушку смешливым и шустрым подростком. Её круглое личико было густо усыпано веснушками, и я дразнил её конопатой. А она сердилась, надувала губки и чуть не плакала.
ДЯДЯ ГЕНА. Потому что любила тебя, оболтуса!
ДОКА. Сейчас, верно, красавица?
ДЯДЯ ГЕНА. Ещё какая! Три дня назад отправил ей письмо. Приврал немного, пусть простит меня Господь! (Перекрестился). Написал, чтобы приехала с внуком, что я разболелся совсем. Я ведь не сильно-то приврал. Алкоголизм - это болезнь. И какая ещё трудноизлечимая! Приедет - расставим все точки над “и”. Сколько Аннушке лет! Найдёт она ещё себе хорошего мужа, как ты думаешь?
ДОКА. Может быть, вы и правы, дядя Гена. Но в этом деле ничего нельзя предположить с уверенностью. Любовь зла!..
ДЯДЯ ГЕНА. Вот и разберёмся с этой самой любовью, когда приедет! (Поднялся из-за стола). Забыл совсем, Дока! Мне же сегодня на смену. В пять вечера напарник просил подменить. А ты же знаешь, что я никому не могу отказать. Ну, бывай! Звони! На днях забегу в шахматы сыграть! Готовься!
ДОКА. Спасибо, дядя Гена, что зашли! (Обнял наклонившегося к нему Башмакова). Всё у вас и у меня будет хорошо!
ДЯДЯ ГЕНА (обернувшись в дверях). Не понимаю я такую любовь. Как можно любить человека, который жить тебе не даёт?! Да ещё по морде бьёт!
Уходит.

7.

Входит опьяневшая Вика.
ВИКА. Ушёл старый хрыч? Ещё один воспитатель нашёлся! Какое он имеет право?!
ДОКА. Перестань! Дядя Гена имеет право. В Клинцах ближе его у нас никого не осталось.
ВИКА, Недолюбливаю его. Он всю жизнь в дела нашей семьи лез!
ДОКА (с иронией). Мешал нашему отцу тебя спаивать?
ВИКА. Давай договоримся, братишка. Я не трогаю твои больные места, ты – мои.
ДОКА. Ладно. Но сначала мы должны поговорить.
ВИКА. Я пьяна, ты не трезв - какие могут быть серьёзные разговоры?
ДОКА. И всё-таки кое-что я хотел бы выяснить. Например, почему ты не приехал в Ростов в госпиталь? При Серёге я не хотел об этом спрашивать.
ВИКА (сев на табуретку). Я работала в Москве. Вернулась только неделю назад, а в почтовом ящике телеграмма и письмо, написанное чужим почерком. Я чуть не умерла от ужаса. И сразу же помчалась бы к тебе. В письме был указан номер телефона хирургического отделения госпиталя. Я позвонила, и мне сказали, что тебя вчера выписали. Я не знала, что думать. Хорошо, что к телефону подошёл хирург… Поляков, кажется. Он объяснил, что тебя забрал командир, который привезёт тебя в Клинцы. А потом позвонила тётя Поля.
ДОКА. Понятно… А чего ты в Москве потеряла?
ВИКА. А что в Клинцах делать? Если и найдёшь работу, то копейки получать будешь. На хлеб только и заработаешь.
ДОКА. Почему у тётки в Сураже не жила? Почему педучилище бросила? Я же деньги высылал!
ВИКА (вскочила, налила себе вина, но пить не стала). Не знаю. У нас с тёткой нелады пошли. Она требовала, чтобы я в десять вечера дома была. А мне ведь девятнадцать, а не пятнадцать лет! (Резко схватила рюмку с вином, выпила). А ты чего мне, братик, допрос устроил? Помнишь тот день, два с половиной года назад?
ДОКА. Какой день?
ВИКА. Забыл? Когда ты по контракту в Псков уезжал. Я на коленях ползала и кричала: “Дока, миленький, не уезжай! Я умру здесь без тебя”! А ты что ответил? “Не умрёшь! Будешь жить у тётки, учиться в педучилище. Я буду высылать деньги. Я заработаю кучу денег, вернусь, и мы заживём, как белые люди”! Заработал? Ты всегда, Дока, был наивным и упёртым, как баран!
ДОКА. Налей и мне вина! (Подумав). Нет, пожалуй, не надо! Не стоит смешивать.
ВИКА. Это всё, что ты хочешь сказать?
ДОКА. А что говорить? Результат моей глупости - инвалидная коляска и мир - чёрная дыра. На мне фактически можно ставить крест. Но у тебя-то всё впереди!
ВИКА. Вот что, Дока. Прошвырнусь-ка я по Клинцам - есть неотложные дела. А ты поспи или послушай приёмник. Тебя куда отвезти: в спальню или в зал?
ДОКА (сердито). Сам доеду! Я уже ориентируюсь в доме.
ВИКА. Сам, так сам… Через пару часов вернусь!
Уходит.
Занавес.

Картина вторая.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .