ЖИВАЯ МГЛА

МИТЯ. И номер вагона, и номер купе сходятся.
ВАДИМ. Может, Серёга что-нибудь перепутал спьяну?
МИТЯ, Судя по бардаку на столе, в этом купе едут мужики – любители заложить за воротник.
ВАДИМ. Таких купе в российском поезде – через одно, а таких мужиков – девять из десяти.
МИТЯ. Подождём?
ВАДИМ. Нет, вернёмся в седьмой вагон. Может, там Серёга… А нет, сюда вернёмся. Собаке полсостава – не круг!
Уходят.

3.

В купе возвращаются Носков и Сычёв. Серёга бережно усаживает
Доку.
СЕРЁГА. Ну, теперь можешь ещё раз спасти своего друга от верной смерти?
ДОКА. Теперь могу. Но согласно договору – не больше, чем по сто двадцать пять граммов на нос!
СЕРЁГА (с воодушевлением хватает стоку). Приличные люди носами не пьют! Но я согласен втянуть свою пайку носом, абы потрафить дурной башке!
ДОКА. Для умирающего с похмелья ты слишком многословен!
Выпили. Носков взял кусок курицы, с подозрением нюхает её.
Курица была поджарена меньше суток назад. Что с ней сделается, даже если бы мы проезжали по Каракумам!
СЕРЁГА. Не в том суть. Мне кажется, её жарили, поливая коньячным напитком.
ДОКА. Ты сам и опрокинул во время обеда бутылку “Дона” на закуску!
СЕРЁГА. Ну и хрен с ним! Коньячный напиток – не моча для анализа! (Пережевав кусочек курятины, схватился за бутылку). Семьдесят пять грамм примирились с желудком. Значит, можно посылать близнеца вдогонку.
ДОКА. Если ты думаешь, что сорвёшь с меня стоп-кран, то напрасно, Серёга! В Клинцах, наверняка, меня будет встречать тётя Поля, и я не хочу предстать перед ней пьяной свиньёй!
СЕРЁГА. Дока! Ты перестал доверять своему командиру. Это нехорошо! Сержант Сычёв! (Поднял стопку). Я приказываю вам хлопнуть эти завер- шающие сто двадцать пять грамм и до вечера ничего не пить, кроме пива, минералки и чая, разумеется!
ДОКА. Смотря в каком количестве пиво. Им тоже можно надраться!
СЕРЁГА. После госпиталя, Дока, ты просто в святого превратился. Не выйдет из тебя путного старика.
Выпивают, закусывают.
ДОКА. Не собираешься опять сбежать в ресторан?
СЕРЁГА. Ни ногой! Я далеко не миллионер! Терпеть не могу дальние поездки, хоть в поезде, хоть в автобусе! От скуки сдохнуть можно!
ДОКА. Это оттого, что ты не любишь читать. Тебе нечем занять себя в дороге.
СЕРЁГА. А что эти книги дают? Тут своих проблем достаточно, на хрен ещё за выдуманные переживать!
ДОКА. А я своё отчитался…

4.

В купе вваливаются Вадим, Митя и Оля.
ВАДИМ. Митя! Нас тут, оказывается, ждали! (Хлопает по плечу Носкова). Или я не прав, старлей?
СЕРЁГА. Проходите, ребята! Я помню – приглашал вас.
Вадим, сдвинув стаканы и закуску, поставил на стол четыре бутылки
пива, а его товарищ – бутылку водки и палку колбасы. Протиснувшись
между ними Оля положила на край стола два плавленых сырка.
ВАДИМ (сев на полку Доки). Со старлеем Сергеем мы знакомы и по русским традициям близки. А ты, как я понимаю, Дока. (Жмёт Доке руку). Меня Вадимом зовут. А со мной ещё боевой товарищ Митя и дама. Её Олей зовут. (Ольге). Что стоите, мадам? Надо окультурить этот стол, ибо пиршество боевых товарищей по Чечне будет напоминать попойку бичей.
ОЛЯ. Не мадам, а мадмуазель, между прочим!
ВАДИМ (Хлопнув её по заднице). А ещё точнее – поездная плечовка! Давай, давай поторапливайся! Тут тебе не линейная милиция! С боевым ОМОНом имеешь дело! И с орлами-десантниками! (Не отпускает руку Доки). Почитаю за честь пожать твою руку, сержант! Несмотря, что я мент, а уважаю таких мужиков!
ДОКА. Старлей, наверное, наплёл небылиц про меня! Вот только забыл привинтить к моей майке звезду Героя России!
ВАДИМ. Правда, что ли?
СЕРЁГА. Это у него такой чёрный юмор. Хотя лично я на звезду Героя для Доки не поскупился бы! Может, начнём с нашего донского коньячка?
(Ставит на стол бутылку коньячного напитка). Как, Вадим?
ВАДИМ (принимая у Носкова бутылку). Ну что ж, испробуем для начала даров донских степей, а потом уж водочкой догоним!
МИТЯ. Мне полстопочки, я и так достаточно пьян.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Опубликовано в рубрике Основное 17.11.2010: .